— Чёрный ворон сизокрылый,
    Где ж ты долго так летал?
    — Я летал там за морями,
    Видел синие моря.

    День пролетел как один миг. За окнами стало серо и уныло. Не обращая внимание на шум машин, на бесконечное хлопанье дверью с жёсткими пружинами, на ворчанье сотрудников Кабинета, я разбирала, анализировала предоставленный мне материал, но только глазами, ибо списать ничего нельзя было. Единственное, над чем поработали мои руки, — составили длинный список названий и жанров песен, бытующих в те времена в наших краях, да названия тех деревень и районов, где эти песни записывались. И вот теперь с этим драгоценным списком ехала наша инициативная группа в новую экспедицию с надеждой узнать: существуют ли, живут ли ещё песни старожилов на обновлённой братской земле.

    Наконец-то встреча со всеми певицами ансамбля.

    осиновка_6


    Тетради исписаны, магнитофонные ленты тоже,
    а разговор продолжается…

    Средний возраст этих песенниц – 60-70 лет. Для нас, фольклористов, бабушки этого возраста относятся к группе «молодёжи». Вот встретить бы певиц 80-90-летних, которых мы называем «стародёжь», да с хорошей памятью! Есть в ансамбле и такая, но совсем недавно уехала погостить на месяц к дочери, и встреча наша не состоялась. Зато другие участницы с удовольствием рассказывают о себе. Вот самобытные яркие певицы – Пельменёва Мария Кононовна, она родилась в Мишелёвке, Ефанова Татьяна Васильевна, родом из Красноярского края, Московских Анна Андреевна из деревни Московская Братского района, отсюда и фамилия такая. Замечательные певицы, и песен-то на их памяти не перечесть, да только состав-то ансамбля всё равно получился смешанный. Манера пения у всех была разная, да за эти 30 лет, как в Осиновке живут, уж припелись друг к другу. — Ну, а как же быть, — спрашиваю женщин, если каждая из вас помнит свой вариант песни, ведь в каждом случае — и слова свои, и мелодия изменяется. — А тут уж мы всех прослушаем, да выберем самый интересный вариант. Чья песня покрасивше будет, ту и cпоём всем ансамблем.И на самом деле, певицы показали нам одну и ту же песню, современную, народную, рождённую в годы Великой Отечественной войны – «Утром спозаранку выехали танки» сначала пели так, как бытует она в Красноярском крае. Затем свой, «бурундуцкий» вариант, где и смысл, и слова одни и те же, а вот характер мелодии, настроение совершенно отличны друг от друга.

    Пели в этот вечер очень много. Пели щедро, от всей души, не смотря на неподходящие условия узкой и тесной комнаты, отведённой ансамблю в клубе, где явно не хватало воздуха немолодым уже женщинам.

    Пели песни совершенно разные. Были здесь и жестокие баллады о том, как муж нелюбимую жену утопил, а о детях не подумал. Были и тюремные песни «Камера шестая», или «Как в Иркутске тюрьма большая». Что ж, и эта тема имела место в прошлой жизни, ведь наш край, как известно, был краем и ссыльнокаторжных. Были песни про «Катю-Катерину – купеческую дочь» и про «Ваньку-ключника – злого разлучника». И более ценные образцы песен вечерочных, бытующих у нас в Сибири, тоже были. Но всё это, как говорят фольклористы, песни позднего периода.

    Пытались мы вместе разобраться и «отсеять» бурундуцкие песни от многих, пришедших к нам из Забайкалья и прижившихся здесь. Приятно поразил и покорил хоровод
    «Ой заря, моя вечерняя заря».

    осиновка_7


    В хороводе важно всё: и пение, и движение, и жесты рук.

    Александра Васильевна вывела ансамбль на сцену и скомандовала: — А ну, девочки, не рассыпаться! Чтоб не граблями вас по сцене собирать! А «девочки» и на самом деле будто помолодели. Сразу оживились, глаза заблестели, и пошли шаркающим, но лёгким шагом навстречу друг другу. Я совсем не иронизирую, когда говорю о шаркающем шаге. Это специфический для сибирских плясок и хороводов шаг. Ведь ходили-то в ичигах да чирочках, а не на каблуках.

    Отсюда и поступь такая выработалась.Ну, а из того сокровенного списка, который держала я в руках, и в котором было перечислено более 120 (!) песен, вспомнили совсем немного. «Развивайся ты, берёза, На тебя будет мороз. Я мороза не боюся, Прийдёт время – разовьюсь…»

    И всё же… Всем этим женщинам за их неутомимый душевный труд, за то, что, несмотря на свой возраст и болячки, они так легки на подъём, за то, что сохраняют они по сей день песни нашего края, надо низко поклониться.

    осиновка_8

    Встречи подходили к концу, и мы понимали,
    что приедем в Братский район ещё не раз…

    Жаль только, что в условиях приближающейся рыночной экономики, когда и культуру переводят на рельсы коммерции, вынуждены певицы перестраиваться, приспосабливаться к новым условиям зарабатывания денег при помощи концертной деятельности на курортах и в других «точках». А петь там приходится в угоду публике не только первозданные, но и авторские песни, и современные частушки на злобу дня.

    …За окном скоро начнёт светать. Бегут ранние прохожие на работу, шуршит метла хозяина-дворника. Просыпается родной Ангарск. А я сижу и думаю: наверное, и у нас в городе есть переселенцы, приехавшие сюда из районов затопления, и живы ещё в их памяти те песни, которые с такой надеждой мы ищем и собираем по крупицам по сей день.

    Откликнитесь, старожилы! Нам совсем не безразлично, какие песни окружают нас сегодня. Ведь как сказал ещё в прошлом столетии Михаил Иванович Глинка: «Песня – это душа народа». Так давайте сохранять нашу душу вместе, дорогие земляки.

    Декабрь 1990 года.

    Любовь Ступина 1 страницаЛюбовь Ступина – одна из первых участниц ансамбля. Её ласково называли «наш гудочек», т.к. при записи фонограмм для телепередач, Любу, в силу мощного альтового голоса, приходилось ставить спиной к микрофону. Иногда операторы и звукорежиссёры просили Любу отойти на пять шагов назад от ансамбля. «Не голос, а труба», — сетовали операторы.

    максуль(2)Вместе с нами во время святок мёрз, но упорно фотографировал, а также колядовал, поздравлял, балдел, а также ездил с нами в зимнюю экспедицию в Братский район, а там таскал наши тяжёлые вещи, доставал билеты, берёг аппаратуру, готовил завтраки, поднимал настроение в трудной ситуации наш друг….

    Живёт человек на белом свете. Радуется и грустит, хандрит и ликует. Как и все мы. Но никогда не пройдёт мимо чего-то интересного. Благодаря его зоркому глазу, доброму сердцу, талантливым рукам и восторженной душе, ангарчане открыли для себя столько прекрасных моментов, которые не всегда заметишь в жизненной суете. Имя ему – Валерий. Отчество – Васильевич. С интересной фамилией Мảксуль. Спасибо тебе, Валера, за твой труд и за нашу дружбу!